ВЕРХОМ НА ПУЛЕ / Riding the bullet (2000) ::

Автор: Стивен Кинг (king@stephenking.com)
Дата публикации: 13/04/2003
Категория: ZОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА
Версия для печати

Повесив трубку, я направился к большому зеркалу висевшему на двери в спальню. Из него на меня глядел, высокий, небритый молодой человек, с небольшим пузом, на котором были лишь мятые трусы. "Ты должен перестать думать об этом", сказал я своему отражению. "Не можешь же ты до конца жизни вздрагивать от каждого телефонного звонка, думая что это касается твоей матери."

Я буду стараться. Время сотрет это из моей памяти, так всегда бывало... но все же было удивительно, какими яркими и реальными были для меня подробности прошлой ночи. Я мог отчетливо видеть каждую тень, каждый угол. Передо мной все еще было молодое лицо Стауба, одетого в перевернутую бейсболку, с сигаретой за ухом, струйками дыма сочившимися сквозь швы на шее, при каждой новой затяжке. Я будто снова слышал эту историю про парня, продающего свой новый Кадиллак задаром. Быть может со временем мне удастся забыть все детали, но сейчас это казалось невозможным. К тому же после всего у меня остался этот жетон, он лежал на тумбочке около ванной. Жетон был моим сувениром. Ведь главный герой всех этих историй с призраками, тоже брал себе какой-нибудь сувенир в доказательство того, что все это была правда ?

В углу комнаты, расположилась старая стереосистема и порывшись в своих старых записях, я достал одну из них с надписью СМЕСЬ и вставил в магнитофон. Кассеты я записывал, еще учась в школе, и сейчас с трудом помнил, что на них было записано. Боб Дилан пел об одинокой смерти Хэтти Кэролл, Том Пэкстон пел о своем старом бродячем приятеле, и Дейв Ван Ронк начал петь свой кокаиновый блюз. На середине третьего куплета, я замер стоя в ванне, с бритвой в руках. 'Башка полная виски, и брюхо полное джина', протяжно пел Дейв. 'Доктор сказал это убьет меня, но не сказал когда.' Вот где был ответ. Ведь я почему-то был уверен что моя мать непременно умрет сразу, а Стауб не поправил меня - но мог ли он, ведь я ни разу не спросил его об этом? - но это было неправдой. 'Доктор сказал это убьет меня ,но не говорит когда.' Какого черта я мучаю себя? Ведь мой выбор был лишь естественной реакцией на сложившиеся обстоятельства? Ведь иногда же дети бросают своих родителей? Сукин сын хотел напугать меня - сыграть на моем чувстве вины - но я не купился на это, ведь так? Ведь все мы в конце будем ехать верхом на пуле ?

Ты просто стараешься оправдаться. Пытаешься найти этому объяснение. Быть может ты прав. .. но когда он спросил тебя, ты выбрал ее. Ты никогда не простишь себе свой выбор приятель - ты выбрал ее.

Я открыл глаза и посмотрел в зеркало. "Я сделал, то что должен был," сказал я себе. В это верилось с трудом, но все же в этот момент у меня не было выбора.

Когда я и миссис МакКурди приехали в больницу, моей матери было уже лучше. Я спросил ее, помнила ли она о своем сне про Парк Ужасов, в Лаконии. Она отрицательно покачала головой. "Я почти не помню о чем мы говорили," сказала она. "Я уже дремала. Это важно?"

"Да нет," сказал я, и поцеловал ее в лоб. "Ни капли."

Пять дней спустя мою мать выписали из больницы. Некоторое время, ей пришлось ходить с тростью, но потом все пришло в норму, и уже через месяц, она снова вернулась на работу - сначала только на пол ставки, а потом на полную смену, как будто бы ничего не случилось. Я вернулся в колледж, и стал подрабатывать в пицерии "У Пата" в пригороде Ороно. Не то что бы я получал большие бабки, но их вполне хватило на то чтобы починить машину. Это было хорошо; езда автостопом утратила для меня всякий смысл, который я предавал этому.

Моя мать пыталась бросить курить, и ей это почти удалось правда ее хватило не на долго. Приехав на день раньше из колледжа погостить на апрельские каникулы, я застал нашу кухню такой же прокуренной как и всегда. В ее глазах было одновременно торжество и стыд. "Я не могу, " сказала она. "Алан мне так жаль - я знаю что ты хочешь чтобы я бросила, знаю что должна, но без этого моя жизнь пуста. Я ничем не могу заполнить пустоту. Лучше бы я никогда даже и не начинала."

Через две недели, я окончил колледж, у моей матери был новый удар - совсем небольшой. По настоятельной рекомендации доктора, она снова пыталась бросить курить, потом набрала пятьдесят фунтов и снова принялась за старое. "Как собака, возвращающаяся к своей рвоте," фраза из Библии; одна из моих любимых. Мне с первого раза удалось устроиться на хорошую работу в Портланде - можно сказать, просто повезло, и я начал уговаривать маму бросить ее работу. Я знал что это будет трудно, но даже не представлял насколько.

Я уже почти сдался, бившись до последнего, пытаясь ее убедить.

"Вместо меня, подумай лучше о себе, ты должен устраивать свою жизнь," сказала она. "Когда-нибудь ты женишься, Ал, поэтому лучше сбереги-ка деньги. Подумай о своей жизни."

"Ты моя жизнь," сказал я поцеловав ее. "Ты можешь сколько хочешь сопротивляться или спорить, но это так."

И она сдалась. Мы прожили несколько счастливых лет - семь если быть точным. Мы жили раздельно, но я навещал ее почти каждый день. Мы много играли в джин, посмотрели кучу фильмов по видику, который я купил ей. У нас было ведро полное смеха, как любила говорить она. Я не знаю, должен ли я все эти годы Джорджу Стаубу или нет, но это были хорошие годы. Мне так и не удалось забыть ту ночь когда я встретил Стауба, хотя я так надеялся на это, но все детали, начиная со старика предлагающего мне загадать желание на полную луну и кончая пальцами Стауба на моей рубашке, прицепляющими к карману жетон, были такими же реальными как и в ту, первую ночь. А потом наступил день когда, я просто не смог найти свой жетон.

Я знал, что брал его собой когда переезжал в маленькую квартирку в Фолмаусе - жетон лежал в верхнем ящике моего ночного столика, вместе с парой расчесок, несколькими запонками и старым политическим жетоном с надписью гласившей BILL CLINTON, THE SAFE SAX PRESIDENT - но его там не было. И когда два дня спустя зазвонил телефон, я знал почему миссис МакКурди плакала. Это были те самые плохие новости, которых я так и не переставал ждать; за все надо платить.

Когда церемония закончилась, и казавшаяся бесконечной очередь друзей и знакомых подошла к концу, я вернулся в наш маленький домик в Харлоу, где мама проводила последние годы своей жизни, выкуривая сигарету за сигаретой и поглощая сладкие пончики. Были только Джина и Алан Паркер одни на целом свете; теперь я остался совсем один.

Я порылся в ее бумагах, прихватив некоторые из них, с которыми мне еще предстояло иметь дело, так же откладывая в сторону вещи которые бы я хотел сохранить и те, которые собирался отдать армии доброй воли. После этого, я встал на колени, и посмотрел под ее кроватью, увидев то, что я искал все это время, боясь признаться в этом даже самому себе: маленький пыльный жетончик с надписью: Я ЕЗДИЛ ВЕРХОМ НА ПУЛЕ В ПАРКЕ УЖАСОВ, Лакония. Я положил его на ладонь, иголка впилась в кожу, и я сильно сжал руку, наслаждаясь внезапной болью. Когда я разжал пальцы, мои глаза были полны слез, и двоившиеся слова накладывались друг поверх друга, как будто я смотрел трехмерное кино без специальных очков.

"Ты доволен?" крикнул я в пустоту. "Этого достаточно?" Но ответа не последовало. "Почему именно сейчас? В чем же этот хренов смысл?" И снова не было ответа, а почему он собственно, должен быть? Ты просто ждешь своей очереди, вот и все. Ты ждешь своей очереди, стоя под этой порочной луной загадывая на нее желания. Ты ждешь своей очереди, слушая как они кричат- они платят деньги за адреналин, а там, Верхом на Пуле, этого добра всегда навалом. Ты тоже можешь прокатиться, или убежать. Но это ничего не изменит, я так думаю. И кажется, там должно быть что-то еще, но его нет - за все надо платить. Забирай свой жетон и проваливай отсюда.

13.03.00



Статьи по теме:
комментарии : отправить статью по e-mail: версия для печати ..::

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


ВХОД / О КЛУБЕ

НОЧНАЯ СМЕНА / НОВОСТИ

САНАТОРИЙ / ДУРДОМ

ПОЛИЦЕЙСКИЕ ОТЧЕТЫ

ZОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА

МЕРТВАЯ ZОНА

НЕОБХОДИМЫЕ ВЕЩИ

ВОПРОСЫ БЛЕЙНА / FAQ

МУЗЕЙ "УЛИЦЫ КАСТЛ-РОКА"

ГЕРОИ И ЖЕРТВЫ СК

ФИЛЬМЫ ПО МОТИВАМ



ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ ТБ